«Возникает потребность — пишу» (2002г.) - Интервью с Андреем Дашковым - Интервью - Критика, интервью - Андрей Дашков
Андрей Дашков
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Интервью с Андреем Дашковым [6]
Форма входа
Поиск
Главная » Статьи » Интервью » Интервью с Андреем Дашковым

«Возникает потребность — пишу» (2002г.)

"Возникает потребность — пишу"
(интервью с Андреем Дашковым)

Алексей Можей

В основу этого интервью лег разговор с писателем на харьковском фестивале фантастики "Звездный мост-2002".


- Так с чего же все началось?

Трудно найти какую-то отправную точку, все получилось само собой. В конце 80-х гг. (прошлого века) мне попались на глаза первые публикации зарубежной фэнтези. Можно сказать, с этого все и началось.

- Начинали с рассказов?

Нет, первым был роман «Отступник», впоследствии ставший первой частью трилогии «Странствие Сенора», потом уже появились рассказы.

- Трудно было пробиваться к первым изданиям, публикациям?

Трудно. Тут надо спасибо сказать Г.Л.Олди. Они сумели пробить стену, которая где-то до 1995-96 годов казалась непреодолимой -- как в харьковских, так и в крупных российских издательствах. Фактически на их энтузиазме и энергии сначала в Харькове были изданы первые сборники серии «Перекресток» и книги украинских писателей в серии «Новая русская фантастика». Но и после первых публикаций легче не стало. У меня случались перерывы по три-четыре года, когда ничего не издавалось, а, например, на роман «Умри или исчезни!», написанный в 1996 г., договор заключался трижды и трижды все срывалось. То одно издательство усматривало в романе «сатанизм», то разваливалось другое. В результате роман был издан только в 2000 г.

- Что значит для вас писать, творить?

В первую очередь это потребность. Потом -- надежда. Надежда на то, что моя собственная жизнь изменится. Правда, спустя 10 лет могу сказать, что надежда пока не сбывается. (Усмехается.) Но к творчеству это уже не имеет отношения.

- Вы довольны своим творчеством? Какие произведения вы считаете наиболее удачными?

Большинством вещей доволен. Самыми лучшими считаю "Пропуск", "Утраченный свет", "Собиратель костей", "Умри или исчезни", рассказы "Месть инвалида", "Человек дороги".

- Как к вам приходит вдохновение? Как появляются идеи новых романов повестей, рассказов?

Все приходит само собой. Рациональному объяснению это не поддается. Многое появляется из подсознания. Это даже не назовешь идеей. Но текст получается куда более мощным, чем то, что написано в результате размышления и долгого мучительного пристраивания слова к слову.

- А этот текст являет собой целиком оформившийся замысел, законченный по смыслу фрагмент?

Замысел целиком не приходит. Для этого нужна схема в голове -- а я не занимаюсь выстраиванием схем. Это всегда отдает искусственностью. Поначалу важен антураж, который является как бы проекцией мироощущения. На этом фоне возникают соответствующие персонажи, и в первый же момент я отпускаю, высвобождаю их. Если они естественны и психологически достоверны, то они начинают действовать в соответствии с внутренней неумолимой предопределенностью. При этом часто абсолютно неизвестно, что произойдет с ними дальше, к концу романа. В этом смысле для меня это тоже приключение, которое может закончиться плохо или... очень плохо. С небольшими по размеру рассказами немного по-другому: они часто пишутся на одном дыхании, за один или несколько дней.

- Как вы обычно пишете?

Как только в голове появляется первое же предложение -- начинаю писать. Я не могу работать по плану и, скажем, обязательно выдавать 10 килобайт текста в день. Хотя завидую тем людям, которые в состоянии такие планы соблюдать. Не могу заставить себя писать -- тогда текст получается вымученным, неестественным. А это едва ли не главный недостаток. Словом, если пишется -- надо писать. Не идет -- не мучайся сам и не мучай бумагу.

- Чем был обусловлен выбор столь психоделических жанров в творчестве?

Ничем. Опять-таки: возникает потребность -- пишу. При этом вообще не задумываюсь о жанрах. Нет сознательного выбора, плана написать что-то определенное, например, мистический триллер.

- Что вы можете посоветовать начинающим, которые берутся за horror, dark fantasy?

Ничего. Если человек слушает советы других, то он уже не свободен в своем творчестве.

- Собираетесь ли вы использовать постиндустриальный, апокалипсический мир, изображенный в "Пропуске", "Утраченном свете", в своих следующих произведениях?

Не знаю. Но не исключаю такой возможности. Подобный мир интересен тем, что в нем обнажается сущность бытия, все происходит на грани жизни и смерти, у персонажей как правило не остается времени на обывательские проявления. Взамен относительно безопасного стойла -- ежечасная борьба за существование. Лично я ощущаю катастрофичность и обреченность окружающего нас, внешне достаточно благополучного, но на самом деле гниющего мира.

- Стиль и тематика ваших произведений изменяются с течением времени. Что способствует таким изменениям?

Сложно сказать. Я об этом просто не задумываюсь. Существует только настоящий момент, все остальное -- иллюзии и капризы памяти.

- Можете ли вы утверждать, что dark fantasy для вас уже пройденный этап?

Пока возврата не чувствуется. Похоже, что да, это позади. Но – все может быть.

- Интересуют ли вас какие-нибудь философские идеи?

Нет. Пока тайна жизни ускользает от восприятия, никакие философские идеи не помогут ее раскрыть.

- Как вы относитесь к таким человеческим понятиям, как "милосердие", "человеколюбие", "любовь"? Что они для вас значат?

Наверняка эти черты присущи определенным людям. Перед ними можно только преклоняться. А как отвлеченные понятия это вообще не стоит обсуждать.

- Не шарахаются ли от вас знакомые после выпуска очередной "сумасшедшей" книги?

Нет. (Улыбается.) Хотя допускаю существование таких настроений среди читателей -- судя по некоторым отзывам. Отношусь к этому совершенно спокойно -- как известно, на вкус и цвет... Не нравится -- не читайте.

- Как вы оцениваете творчество Сорокина, Пелевина, Стогова (если сталкивались с таковыми)?

Из перечисленных читал только Пелевина. "Чапаев и Пустота" -- отличная книга. Остальное у него же не понравилось.

- Как вы относитесь к другим писателям, разрабатывающим просторы horror'а? Например, к Кингу, Кунцу, Баркеру?

Кинг - многое великолепно. Кунц - то, что попадалось, не понравилось. Баркер – читал далеко не все из переведенного, но - очень неплохо. «Восставший из ада» и «Повелитель иллюзий» - классика жанра. Баркер хорош и как режиссер. Вообще, у многих авторов есть одна-две потрясающие вещи в близких к horror` или мистическому триллеру жанрах -- к примеру, Блох, Дэн Симмонс с его «Песнью Кали», Харлан Эллисон. И дело даже не в жанре. Ведь в определенном смысле «У меня нет рта, а я хочу кричать» -- пострашнее многих вещей из разряда «чистого» horror. Поэтому, наверное, стоит говорить не о фамилиях, а об отдельных произведениях.

- У вас весьма необычные рисунки. Вы где-то учились рисовать?

Нет, рисовать, как и писать, я не учился. Опять-таки, в определенный момент возникла потребность. Постепенно усложнялась техника и изменялся стиль. Но в последнее время не рисую вообще. Может быть, созревает нечто новое... или умирает старое.

- Как вы относитесь к религиям?

Если религия помогает человеку освободиться, то прекрасно. Но на пути к освобождению она, наверное, становится пройденным этапом.

- Каковы ваши ближайшие творческие планы? Работаете над чем-нибудь крупным?

Четких планов нет.

- Читаете ли что-нибудь сейчас? Вообще, какие книги вы читаете? Много ли?

Читать начинаю все, что попадает в руки, -- вопрос лишь в том, на какой странице бросаю. А если серьезно, не хотелось бы выделять десяток книг из огромного многообразия тех, которые сейчас, слава богу, доступны.

- Для вас имеет значение слава, популярность?

Чтобы корректно ответить на этот вопрос, наверное, надо вкусить, а если умозрительно, то популярность и слава наверняка приносят определенные дивиденды, но, как говорится, палка о двух концах. Во всяком случае, никогда к этому не стремился.

- На ваш взгляд, что является первичной задачей литературы – учить или развлекать? Или что-то третье? Как вы относитесь к этой проблеме?

Считаю абсолютно бессмысленными разговоры о «задачах» литературы. Для этого есть армия критиков и литературоведов, которые только и занимаются обсасыванием подобных дутых проблем, по большей части ими же самими и придуманных, чтобы оправдать свое существование. Для писателя же существует только стоящая перед ним его Темная башня -- то, что должно быть выражено. Ему это либо удается, либо не удается. Остальное, по большому счету, -- чужие мнения, мораль, «задачи», идеи -- не имеет никакого значения.

- Как вы относитесь к такому достижению прогресса как Интернет?

Полезная штука -- вот хотя бы для этого интервью. Лишь бы мухи не увязли навсегда. И, кстати, читайте «Утраченный свет».

- Можете рассказать о своих увлечениях, не относящихся к литературе? Какую предпочитаете музыку?

Рок, блюз, ритм-энд-блюз. Кое-что из джаза. А вообще, в зависимости от состояния, настроения и случая, диапазон широкий: от «Motorhead» до «King Crimson» и от Майлза Дэвиса до «Ramones». Но, конечно, больше всего и чаще всего слушаю блюз. Пока помогает.

Категория: Интервью с Андреем Дашковым | Добавил: dash (27.10.2010)
Просмотров: 700 | Теги: интервью | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Ссылки
  • Книги Андрея Дашкова на ЛитРес
  • Книги Андрея Дашкова в Andronum
  • Писатель-фантаст Андрей Дашков
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Статистика
    Рейтинг@Mail.ru
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    © Дашков А.Г., 2010-2016