Слуга оборотней - Романы - Тексты - Произведения - Андрей Дашков
Андрей Дашков
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Романы [14]
Повести [17]
Рассказы [41]
Стихотворения [32]
Форма входа
Поиск
Главная » Файлы » Тексты » Романы

Слуга оборотней
27.10.2010, 11:53

cover_zmeenysh_eksmo_120cover_zmeenysh_AST_120Андрей ДАШКОВ

СЛУГА ОБОРОТНЕЙ

Люблю блуждать я над трясиною
Дрожащим огоньком,
Люблю за липкой паутиною
Таиться пауком,
Люблю летать я в поле оводом
И жалить лошадей,
Люблю быть явным, тайным поводом
К мучению людей.
Я злой, больной, безумно-мстительный,
За то томлюсь и сам.
Мой тихий стон, мой вопль медлительный -
Укоры небесам.
Судьба дала мне плоть растленную,
Отравленную кровь.
Я возлюбил мечтою пленною
Безумную любовь.
Мои порочные томления,
Все то, чем я прельщен, -
В могучих чарах наваждения
Многообразный сон.

Ф.Сологуб

ПРОЛОГ

Слот Люгер по прозвищу Стервятник был не из тех, кого ожидает безмятежная старость и мирная смерть в собственной постели. Его жизнь, полная жестоких испытаний, закончилась, так и не подарив ему последнего утешения. Рукой проклятия была начертана эта судьба. Он убил собственного сына, а слуги Черного Лебедя забрали у него дочь и увели ее в Звездный Дом. И даже когда Стервятник умер, он не обрел покоя.

Ему предстояло возродиться на пепелище своего поместья рядом с обугленными останками муляжа, который должен был заменить, но не заменил Стервятнику его возлюбленную Сегейлу. Гигантский костер не стал очистительным и не принес Люгеру ничего, кроме адской боли. Незадолго до того как он провалился во тьму, на нем вспыхнула одежда. Он слышал звуки, с которыми лопалась поддельная кожа той, что спала в огне, не переставая улыбаться. Потом ему уже было нечем слушать и смотреть...

Из страдания и оскверненной святыни любви родился зов – прощальный, потусторонний. Словом, отпирающим врата вечности, явилось запретное имя – и рыцари племени Гха-Гула пришли за погибающим собратом. Они перенесли обгоревшего Стервятника в свою вневременную обитель и тем самым спасли его от окончательного уничтожения.

Возвращенный в мир, Люгер обрел бестелесное существование. Это явилось не наградой, а наказанием, необратимо изменившим его представление о высшей справедливости. Он просто убедился в ее отсутствии. Он услышал наконец тихий голос проклятия, звучавший с момента его рождения, и на сей раз не стал противиться приговору.

Он уже не был человеком и оказался в положении изгнанника – самом безнадежном из всех, какие только можно вообразить. Страдание толкнуло его на путь отверженных. Ему пришлось вспомнить о том, что он все еще остается рыцарем Земмура и хозяином одной из северных стай. Он разделил незавидную участь своего несчастного отца, который был обречен вести столь же призрачную жизнь. Но Люгер не удовлетворился этим.

Ему был нужен некто – существо, способное воплотить его черные замыслы, послужить проводником нездешней силы, испытать новую судьбу, - словом, человек чистый как лист бумаги, на котором можно было бы вывести зловещие знаки. И Стервятник нашел такого человека. Он ждал удобного случая целых семь лет, но ведь в его распоряжении была половина вечности.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ИЗБРАННИК ПРИЗРАКА

Глава первая
БЕСПЛОТНЫЙ

Он возвращался из багрового ада и даже теперь содрогался от ужаса. На этот раз рыцари пустили его гораздо дальше. Ему дали сделать несколько шагов среди печальных непереносимых криков и стенаний и позволили увидеть то, что происходило за туманной пеленой...

По сравнению с увиденным любое земное зло казалось невинной шуткой. Источник запредельного волшебства заворожил Люгера, превратил в своего слугу. По другую сторону пелены теряли смысл человеческие представления о милосердии, искуплении и спасении. Там Стервятник окончательно утратил надежду и не нашел ничего, что примирило бы его с потерями и заставило бы все простить врагам и судьбе.

...Он не ощущал своего тела, зато каким-то образом улавливал течение времени. А там, где было время, была и смерть. Она все-таки настигла его. Не имея глаз, он тем не менее «видел» пепелище и собственный труп. Кожа сгорела вместе с одеждой, а то, что осталось на костях, было неузнаваемым. Обнаженный череп, пустые глазницы...

Рядом с ним на ложе из углей покоился скелет, отливавший неестественным блеском. Люгер понял, что так и не узнает, где могила настоящей Сегейлы. В следующее мгновение его охватил ужас, до конца понятный только тому, чей дух продолжает существовать после уничтожения плоти.

Никогда больше у него не будет женщины. Уже никогда он не напьется в жару ледяной воды из горного ручья. Никогда не испытает блаженства отдыха в конце трудного пути и, самое главное, не сможет продолжить свой род... Его тоска была несравнимо глубже той, что заставляет живых плакать.

Земным страданиям положен предел, и когда-нибудь все заканчивается даже для испивших эту чашу до дна, но проклятой душе уготована вечная пытка. Еще при жизни Стервятник догадывался, какова будет расплата за неуязвимость. Взамен сердца, пронзенного стилетом, он получил сердце нездешней твари, а вселившийся в него мокши отравил его своими воспоминаниями о древних временах.

Слот был как никогда близок к пропасти безумия, однако удержался на самом краю. Желание уцелеть сделалось всепоглощающим. Сжигаемый единственной страстью, он жаждал во что бы то ни стало вернуть себе утраченное естество, но жажда эта была неутолима.

Теперь и Превращения не сулили спасения. До конца своих дней остаться птицей или зверем? Уж лучше он останется мертвецом... Будто в наказание он познал то, что испытывали его враги, умиравшие от меча или отравленных игл. Только для врагов на этом все и заканчивалось – они были избавлены от горькой участи нести и после гибели тяжкий груз земмурского проклятия.

В какой-то момент он снова перенесся в багровую пустыню. Мертвые рыцари обступили его – к ним вернулся тот, кто давно принадлежал клану. Это была печальная встреча, неотвратимая как приговор. Люгер подчинился неизбежному. Призраки теперь стали ближе ему, чем Сегейла. Их скорбные поцелуи были словно прикосновения холодного влажного ветра... Проклятое племя все-таки заполучило его, и бестелесный Стервятник обрел новое существование.

Вытолкнутый в ночь, которая распростерла черный полог над Валидией, Люгер снова очутился поблизости от своего сгоревшего дома. Он был тенью, пронизанной светом Луны и звезд. О дьявол, теперь он видел этот темный мир лучше, чем когда-либо, но не мог увидеть самого себя и подозревал, что даже его призрачный облик в значительной степени зависит от капризов восприятия. В любом случае больное человеческое воображение и страх сделают свое дело. Среди живых не осталось, наверное, никого, кто помнил бы, как он выглядел прежде.

Зато Люгер хорошо помнил, как выглядел Шаркад Гадамес – то был лишь силуэт, не отбрасывавший тени. Два желтых пятна напоминали звериные глаза, а еще больше – потускневшие осколки луны. Теперь Стервятник вполне постиг и смысл слов, произнесенных тем, кто впервые заманил его в подземелье Фруат-Гойма: «Здесь обитают подобные мне – не мертвые, но и не живые... Для меня не существует препятствий, но мне неподвластны материя и плоть. Я создан магией Лиги Нерожденных и могу исчезнуть только вместе с нею...»

*    *    *
Старый парк полностью выгорел. Почерневшие статуи языческими идолами торчали среди обугленных древесных стволов. Верхний этаж дома был завален обломками обрушившейся крыши. Тоскливо завывал ветер, и с этими звуками сливались вибрации иной природы -- потусторонние голоса духов, которые лишились своих многовековых убежищ.

Стервятник, без малейших усилий поднявшийся на уровень второго этажа, оказался там, где раньше находилась его спальня. По пути он преодолел каменную стену толщиной в несколько ладоней. То, что он при этом ощутил, не имело названия. Сопротивление твердой преграды было ничтожным. Во плоти он испытал бы нечто подобное, пройдя сквозь завесу дыма.

Древний земмурский меч лежал, полузасыпанный пеплом. Рукоять и ножны сгорели, клинок почернел от копоти. Что могло быть лучшим символом окончательного поражения? Гадательная колода Люгера превратилась в пыль, которую развеял ветер. То же стало и с книгами. Слот задержался над обломком зеркала, но не увидел своего отражения. В зеркале были только затуманенные звезды в беспредельности ночного неба.

От Комнаты Чучел осталось одно воспоминание, и, таким образом, последнее свидетельство былой славы рода Люгеров исчезло с лица земли. Огонь полностью уничтожил библиотеку и атрибуты магии; сгорели волшебная арфа и ажурное колесо... Были оборваны все нити, которые связывали Стервятника с этим местом.

Неприкаянный дух медленно всплыл над стенающим кладбищем прошлого, и одно из течений, что властвуют в безбрежном океане смерти, увлекло его в сторону Земмура. Перемещение призрака было неуловимо быстрым по человеческим меркам. Земное притяжение, воздушные потоки и облака не оказывали никакого влияния на его движение. Он летел там, где даже свет звезд не разгоняет тьму, и ощущал присутствие -- близкое или не очень -- других теней. Все они проносились мимо, избегая встреч. Их одиночество было безнадежным и непреодолимым. Сгустки злобного ужаса вечно блуждали в ледяной пустоте...

*    *    *
Неосознаваемое и неотличимое от чужой воли стремление привело Стервятника в окрестности Дарм-Пассарга -- древней столицы Земмура и, возможно, самого старого из обитаемых городов Земли. Его появление не осталось незамеченным. Приближаясь к границам восточного королевства, Люгер ощущал нарастающее сопротивление враждебной силы, в которой соединились ярость и отвращение, но встреча была неизбежна, и он даже знал точно, какая из теней ожидает его в башне заброшенной обсерватории оборотней.

Обладай Стервятник телом, ему бы, наверное, не удалось избежать извращенной и унизительной смерти. Но и дух его, опутанный магическими сетями, подвергся настоящей пытке. Еще никто не проскользнул мимо незримой паутины Создателя кошмаров...

Спустя очень короткий промежуток времени, показавшийся Люгеру вечностью, страж столицы узнал, насколько сильно изменился тот, кто некогда считал себя смертельным врагом оборотней. И это необратимое изменение было залогом их будущего союза.

Обсерватория находилась вдали от дорог и деревень. Башни располагались в углах правильного многоугольника и сами по себе служили грандиозными астрономическими инструментами. Они казались еще более ветхими от того, что в их стенах имелось множество сквозных отверстий, а в основаниях проделаны арочные проходы. Внутри многоугольника были устроены площадки и поворотные платформы для наблюдений, снабженные гномонами и солнечными часами.

Люгер появился здесь глубокой ночью, когда только призрачный звездный свет блуждал в лабиринтах башен и лучи, более зыбкие, чем пыль, скользили по остывшим камням, повторяя одну и ту же тысячелетнюю игру. Темные холмы на горизонте были не чем иным, как куполами Дарм-Пассарга, но путь Стервятника лежал не к городу.

Как только страж счел возможным впустить его тень, гигантская плита, остававшаяся неподвижной в течение двух веков, дрогнула под тем, что было легче воздуха, и начала тяжело поворачиваться вокруг своей оси, словно мельничный жернов.

Когда самые яркие звезды стали видны в отверстиях стен южной башни, словно свечи, одновременно зажженные в окнах, Люгер обратил внимание на тусклое серебристое свечение, струившееся из узкого проема под самой крышей. Он догадался, что там было зеркало, отразившее еще не взошедший Глаз Дьявола. Сейчас этот свет обладал силой черного волшебства, которая притягивала беспомощную тень, увлекая ее в чрево башни.

*    *    *
...Люгер оказался в комнате без дверей -- в каменном мешке, одном из многих, которые жители Земмура создавали при возведении башен, наивно полагая, что устраивают ловушки для своих духов, -- и увидел того, кто называл себя Гланом. Да, это был магистр Лиги Нерожденных, но уже свободный от плоти, сожженной Небесным Драконом во Фруат-Гойме.

Стервятник будто смотрел на него сквозь запыленное стекло -- свет и тьма были весьма относительными понятиями в мире теней. Для созданий, порожденных мраком, нигде не было слишком темно. Глаза оборотня -- две узкие раны на бледном лице -- тускло мерцали. Длинная тощая фигура находилась в нише, похожей на саркофаг, установленный вертикально. Тонкие пальцы Глана извивались, словно черви.

Люгер видел его примерно в таком образе, какой сохранила память, хотя субстанция призрака была зыбкой и могла принимать любую форму. Но Стервятник не испытывал ничего похожего на тот панический, парализующий страх, что охватывал его прежде при встрече с Гланом. Он ненавидел себя тогдашнего, вспоминая свою жалкую роль покорного раба, стоящего у плиты, на которой чернокнижники околдовывали Сегейлу... С тех пор он потерял все, что можно было потерять, и стал почти неуязвимым. Непреодолимое влечение к источнику зла сделало его добровольным союзником Лиги.

-- Я недооценил тебя, тварь, -- произнес Глан изнутри своей струящейся тени. То, что вибрирующей нитью протянулось к Люгеру, было чистейшей обнаженной ненавистью и ничем не напоминало человеческий голос.

Слот тихо рассмеялся. Его смех оказался не веселее вдовьего стона.

-- В этом ты был прав. Теперь я твой навеки.

Глан обрушил на него беспредельную мстительную ярость жертвы, но Стервятник остался безразличен и непоколебим. Призрак Нерожденного несколько раз менял свои очертания. Два кровавых зрачка беспорядочно метались по его лицу, словно отражения Планеты Войны во взбаламученной луже.

-- Найди нам новых слуг среди живых, -- приказал магистр, когда буря улеглась. -- Получишь любую помощь. Плата за нее -- королевство Белфур. И не забывай, что ты по-прежнему барон и страж Северного Предела. Все проклятое племя Гха-Гулов будет помогать твоему избраннику, как помогало тебе.

Внезапно Люгер ощутил, что уже никакая сила не удерживает его в этом месте. В следующее мгновение он проник в другие тайные убежища земмурских теней, среди которых были королева Ясельда и почти все магистры Лиги, погибшие во Фруат-Гойме. Уцелели только двое -- в тот день они находились на континенте и не принимали участия в ритуале посвящения. К этим двоим перешла вся полнота власти над Серой Стаей, а заняты они были по большей части тем, что пытались восстановить пошатнувшееся влияние оборотней в западных королевствах.

Последствия удара, нанесенного Небесным Драконом, оказались непоправимыми, однако бесконечная вина лишь теснее связывала Люгера со злом. Этот чудовищный дух нельзя было уничтожить или наказать. Он стал настоящим проклятием королевства Белфур и причиной гибели тысяч людей. При этом он действовал через посредника, который был таким же слепым, как когда-то человек по имени Слот Люгер.

<...>

Категория: Романы | Добавил: dash | Теги: роман, Слуга оборотней, Стервятник Люгер
Просмотров: 483 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Ссылки
  • Книги Андрея Дашкова на ЛитРес
  • Книги Андрея Дашкова в Andronum
  • Писатель-фантаст Андрей Дашков
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Статистика
    Рейтинг@Mail.ru
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    © Дашков А.Г., 2010-2016